Купите щенка и Вы приобретёте самую преданную любовь на свете.
(Редьярд Киплинг)

Питомник «Маленькое Чудо!»

Немного истории

— На колени! Идут ши-тцу!
Почтенно склонялись при этих словах придворные, зная, что сразу же вслед за маленькими, летящими впереди собачками появится и сам император Китая со своей свитой…

Родина Ши-Тцу находится на Тибете — «Вершине мира», где в горах, утопающих в облаках, бьется Сердце Мира — обитель йогов и тибетских лам. Земля, породившая множество легенд, окутала тайной и происхождение Ши-Тцу.

Наиболее популярной была легенда о снежном льве — повелителе трех сил. Считали, что Ши-Тцу очень похож на символическое существо Ган Сэнге, снежного льва — царя зверей. Ган Сэнге способен преодолевать расстояния, превращаться в облако или туман, изменять свои размеры. Его могущество настолько велико, что если он рыкнет, то семь драконов упадут с неба.

Другая легенда гласит, что Будда Маньджушри, путешествуя под видом простого жреца, посетил все четыре части света. А в дороге его сопровождал только маленький “ха-па” — коротконогая домашняя собачка, которая в мгновение ока могла превратиться в огромного льва, и тогда Будда ехал на нем верхом.

В древних тибетских рукописях упоминаются две породы собак: большой тибетский мастиф, охраняющий караваны и людские поселения, и маленькая домашняя собачонка с длинной и пышной шубкой. Несмотря на миниатюрные размеры, в ней жило сердце льва. Обладая тонким, чувствительным слухом, она первой чуяла опасность и предупреждала больших собак-охранников.

В гималайских деревнях климат суров. Зимой люди и животные скрываются от стужи, а летом страдают от зноя. Здесь нет места ненужной роскоши, все подчинено суровому закону выживания, и приходится довольствоваться лишь самым необходимым.

Парадоксально, но именно здесь появилась собачка, которой суждено было стать украшением императорского дворца, жить в неге и роскоши.

В 1653 году тибетский Великий Пятый Далай-лама, собираясь нанести визит китайскому императору, повез в подарок несколько собачек-львов. Не было более ценного подарка, который могли бы сделать жители Тибета. Там эти собачки были культовыми животными: их обожествляли, держали в храмах и поклонялись им, считая, что в них переселяются души умерших жрецов.

Дорога от “Вершины мира” до Китая протянулась на три с половиной тысячи километров, и в те далекие времена требовались долгие месяцы, чтобы ее преодолеть. Но вот, караван с ламой и собачками через десять месяцев достиг Пекина, и за это время собачки успели завести потомство. Так началась новая, самая блистательная эра Ши-Тцу.

На протяжении столетий собачка-лев считалась привилегией только императора, а аристократическим семьям ее преподносили в подарок в знак особого расположения. Не могло быть и речи о том, чтобы продать или купить щенков Ши-Тцу.

Разведением занимались евнухи в закрытых помещениях дворца, заботясь о питомцах, ухаживая за шерстью, расчесывая и моя ее. Императрица Цы-Си (Tz’u-Hsi), особенно любившая этих собачек, проводила в закрытых покоях долгие часы, и каждому песику доставалась частица императорской любви и ласки.

Придворные поэты так описывали ее любимцев: “Жемчужины, упавшие с прекрасных губ Ее Величества Несравненной Цы-Си, императрицы Земли Цветов”.

В те давние времена отбор лучших особей проводился по рисункам, наиболее понравившимся правителю. Особо ценным окрасом считался золотистый — цвет китайских императоров, с белым пятнышком на лбу — знаком Будды, и белым кончиком хвоста.

История Ши-Тцу в китайский период тесно связана с судьбой пекинеса — другой маленькой длинношерстной собачки. Предполагается, что значительную лепту в ее развитие внесли тибетские пришельцы.

Ши-Тцу являлись неотъемлемой частью императорского двора и тщательно охранялись. Вот почему первых собак вывезли в Европу лишь в двадцатых годах нашего столетия. Пытались это сделать и раньше, но по негласному закону собакам, предназначенным на вывоз, подсыпали в пищу молотое стекло…

Среди первых заводчиков, кому повезло, был высокопоставленный датский дипломат г-н Хенрик Кауфманн. В конце двадцатых годов он получил назначение посланником в Китай, в Пекин, и там, вращаясь в знатных кругах, смог приобрести щенка Ши-Тцу, суку по кличке Лейдза. Чуть позже, благодаря знакомству, он приобрел двух кобелей. В 1932 году он и его супруга г-жа Хенрик Кауфманн сумели перевезти своих Ши-Тцу в Норвегию, в Осло. И тут возникла проблема с Кеннел-клубом. Их согласились зарегистрировать лишь два года спустя под названием “апсо”.

Примерно в то же самое время служившему в Китае английскому генералу сэру Дугласу Браунриггу и его супруге леди Браунригг удалось доставить из Китая двоих Ши-Тцу в Англию.

В 30-е годы сложилась такая ситуация: под наименованием “апсо” были зарегистрированы собачки, очень отличающиеся по типу. Среди них были особи, приближающиеся к сегодняшним Ши-Тцу, пекинесу и лхасскому апсо.

Первый клуб Ши-Тцу был создан в Англии в 1935-м, а первый современный стандарт разработан в 1948 году.

На­чи­ная с 60-х го­дов XX ве­ка, не­ве­ро­ят­ный бум в рас­простра­не­нии Ши-Тцу ох­ва­тил Со­еди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки, а вслед за ни­ми Ав­стра­лию, Япо­нию и Ев­ро­пу. Ког­да в 1955 го­ду Аме­ри­кан­ский Кен­нел Клаб (The American Kennel Club) внес по­ро­ду Ши-Тцу в груп­пу “Про­чие по­ро­ды” Ре­естра по­род со­бак, в США бы­ло очень нем­но­го пред­ста­ви­те­лей этой по­ро­ды. Ши-тцу бы­ли прак­ти­чес­ки ни­ко­му не­из­вестны, за ис­клю­че­ни­ем, раз­ве что нем­но­гих эн­ту­зи­астов.

По­ро­ду пред­став­ля­ли все­го лишь нес­коль­ко со­бак, при­ве­зен­ных из Ан­глии и из Нор­ве­гии, где эта по­ро­да то­же бы­ла в то вре­мя не слиш­ком мно­го­чис­лен­на. Мно­гие из пер­вых вла­дель­цев Ши-Тцу бы­ли во­ен­нос­лу­жа­щи­ми, воз­вра­тив­ши­ми­ся в Шта­ты пос­ле окон­ча­ния вто­рой ми­ро­вой вой­ны из Ан­глии или из Скан­ди­на­вии с ди­ко­вин­ным по­дар­ком для сво­их до­мо­чад­цев.

В 1957 го­ду пер­вый аме­ри­кан­ский клуб Ши-Тцу был соз­дан на восто­ке США, а к 1960 го­ду клу­бы Ши-Тцу уже бы­ли в Те­ха­се и во Фло­ри­де. К 1961 го­ду во всех Со­еди­нен­ных Шта­тах бы­ло за­ре­гистри­ро­ва­но око­ло ста со­бак по­ро­ды Ши-Тцу, как при­ве­зен­ных в США, так и уже ро­див­ших­ся за оке­аном. Нес­коль­ко выста­вок, про­шед­шие в США в 1961 го­ду прив­лек­ли к Ши-Тцу присталь­ное вни­ма­ние мно­гих лю­би­те­лей, и в 1962 го­ду уже бы­ло за­ре­гистри­ро­ва­но око­ло трех­сот со­бак этой по­ро­ды.

В 1965 го­ду ко­ли­чество Ши-Тцу в Аме­ри­ке уве­ли­чи­лось до шести­сот пя­ти­де­ся­ти и эта по­ро­да прив­лек­ла вни­ма­ние еще боль­ше­го ко­ли­чества лю­би­те­лей. В 1968 го­ду Аме­ри­кан­ский Кен­нел Клаб при­нял ре­ше­ние внести Ши-Тцу в спи­сок приз­нан­ных по­род, а в 1969 го­ду в США бы­ло за­ре­гистри­ро­ва­но уже бо­лее трех ты­сяч осо­бей Ши-Тцу. В том же 1969 году порода Ши-тцу была официально признана Американским Кеннел Клабом (AKC).

В на­ча­ле 70-х го­дов ко­ли­чество Ши-Тцу в Аме­ри­ке пе­ре­ва­ли­ло за сем­над­цать ты­сяч и про­дол­жа­ло быстро уве­ли­чи­вать­ся. Все­го за де­сять лет Ши-Тцу пол­ностью по­ко­ри­ли Аме­ри­ку и сер­дца аме­ри­кан­цев, а из Аме­ри­ки от­пра­ви­лись на по­ко­ре­ние Япо­нии, Ав­стра­лии и об­рат­но в Ев­ро­пу.

Ши-Тцу всег­да был все­об­щим лю­бим­цем бла­го­да­ря ве­се­ло­му и жи­во­му ха­рак­те­ру, не­обы­чай­ной неж­ности и пос­лу­ша­нию. Нет сом­не­ний, что им­пе­ра­тор­ская со­бач­ка-лев лег­ко за­во­юет сер­дце лю­бо­го, кто с ней стол­кнет­ся.

 

Стихи о ши-тцу и не только…

1 2 3 4 5 6 7

Ши-тцу – подарок мудрецу.
В горах Тибета заточенный
На вечный поиск обреченный,
Он в шерсть ладони запускал
И о потерях забывал.

Растрепал хризантему
Спустившийся ветер с вершин.
Лама, старый учитель, устал быть один.
Будда, мудрый внимательный бог
Оживил хризантему, монаху помог.

Сердце льва благородство и стать,
Ум и преданность – их не отнять.
Шерсть струится, походка,
Что рыбка плывет,
Он дорогу к любому сердцу найдет.

Тыщи лет в древних храмах жила.
К нам с Тибетских вершин
Даром редким пришла.
И ребенку ты в радость, и даме к лицу.
Чудо – маленький лев, компаньон мудрецу

(Корюгина Ирина Анатольевна)

Вы знаете ши-тцу, такую породу?
Я вам расскажу, посвятив ши-тцу оду!
Спорят историки этой породы,
Где зародилась и точные годы?

Может в Тибете, а может в Китае?
Может быть в Лхасе, а может в Шанхае.
Время же стерло дату и место,
И что тут поделать, хотя интересно.

Буддисты-монахи в Тибете, Китае,
Собак разводили, собак почитали.
Реинкорнация – это же свято,
Вдруг, да в ши-тцу сущность вашего брата?

Хоть маленький лев, в красоте он гигант!
Из массы пород он один бриллиант!
Длинная шерстка и пуговкой глазки,
Я восхищен – это чудо из сказки.

Про что не скажи, ну, во всем хороша.
Я тоже верю – в ши-тцу есть душа!
Смотрю ей в глаза, даже страшно бывает,
Я жалуюсь ей, а она понимает.

И я в благодарность прижму, зацелую!
Хотите собаку? Имейте такую.

(Востриков Михаил Юрьевич)

Я серьёзный мужик, я лишён сантиментов.
Не люблю нежных чувств и плаксивых моментов.
Мне собака под стать – сверхсерьёзный амстафф!
Палец в пасть не клади, а то будешь не прав.

И к таким мужикам, вдруг ши-тцу привезли,
Ультиматум жене: “Лучше ты нас не зли!”
Ты нам имидж не порть, не твори перекос!
Это ж просто позор – не то кот, не то пёс.

И вот эта нахалка, на колени мне – прыг,
Нежно в щёку лизнула, и я что-то постиг.
Этот нежный комочек, душу мне растопил,
И курносое чудо я с тех пор полюбил!

(Востриков Михаил Юрьевич)

Есть сентенция такая – красота спасёт наш мир!
Это мнение пророка или тешится сатир?
Может это примитивно, может дело в простоте?
Надо же во что-то верить, я склоняюсь к красоте!

Ши-тцу – это красота, и не спорьте, – аксиома!
Посмотри со всех сторон, хоть на выставке, хоть дома.
Вот, читатель благомудрый, жизнь – она пошла с Тибета,
А ши-тцу, где появилась, вы хоть помните про это?

Так я ставлю всем задачу, будем разводить ши-тцу,
Может, мы тогда спасёмся, преумножив красоту!
Только чтобы всё по чести, красоте служить нам надо!
Вот тогда и повод будет, повод будет для парада!

(Востриков Михаил Юрьевич)

Тибетские корни, китайские связи.
Владеют цари и арабские князи,
Всё это ши-тцу, уж сколько веков!
Услада эстета, краса для дворцов,
Всё гармонично, старался Создатель!
И счастливы Вы коль ши-тцу обладатель!

(Востриков Михаил Юрьевич)

Любите ши-тцу, как люблю его я!
Кто мненье моё разделяет – друзья.
Не лично, конечно, по Интернету,
Ши-тцу покоряет весь мир, всю планету!

Израиль и Польша и даже Багамы,
Италия, Англия, инки Панамы,
Россия, Корея и Украина
И даже один мужичок из Бенина.

Все любят ши-тцу, как люблю его я!
Наш крест, увлечение и наша стезя.
Ши-тцу не собака, а просто картина –
Все знают – и даже мужик из Бенина!

(Востриков Михаил Юрьевич)

Люблю я собак, и не очень людей.
Да, многие видят в них только зверей!
Опасных, которые воют и лают,
Но суки щенков никогда не бросают.

Умрут без геройства, хозяев спасая,
Преданность, верность – натура такая.
Кричим: “Ты собака!” – когда оскорбляем,
Но чаще о них, мы и знать, не желаем.

Присутствует жадность, интриги, злословье,
Зависть, карьера, отрава здоровья.
Пошлость, измена, вечная корысть,
Двуличье, обман и продажная совесть.

Что выше писалось, прочти поскорей,
Всё это касается только людей!
Коль всё же помыслить без спора и драки,
Сравнение будет в пользу собаки.

(Востриков Михаил Юрьевич)